Размер шрифта А А А
Цвет сайта Ц Ц Ц
Изображения выкл
Обычная версия

Один дом – одна история: «Дом чекиста»

Один дом – одна история: «Дом чекиста»

Адрес: улица 8 Марта, 2 / улица Володарского, 6

Архитекторы: Иван Антонов, Вениамин Соколов

Статус: Объект культурного наследия федерального значения

Изначально «Второй дом Советов» именовался «Жилкомбинат НКВД», затем «Дом Чекиста». Он строился специальным стройбюро по заказу НКВД с 1928 по 1932 год. Ко времени завершения строительства уже была построена первая очередь Городка чекистов, и дом получил новое официальное название.

Комплекс состоит из двух частей: четырёхэтажного здания, выполненного в форме буквы П и примыкающего к нему одиннадцатиэтажного дома. Его появление было призвано олицетворять победу и достижения советской власти. Неслучайно контур дома воспроизводит серп – один из элементов герба молодого государства.Высотка здесь играет роль рукоятки, а эркеры четырёхэтажного дома со стороны двора в плане имитируют зубцы лезвия. Строительство одиннадцатиэтажного дома в буквальном смысле стало свидетельством высот, которых достигло жилищное строительство в СССР. Это был уникальный опыт, поскольку при отсутствии в то время башенных кранов дом-башня построен с помощью усовершенствованного шахтного подъёмника. В результате в начале 30-х годов на Урале появилось самое высокое здание в РСФСР за пределами Москвы. Самым высоким этот дом в нашем городе оставался до шестидесятых годов.

Среди других памятников конструктивизма в Екатеринбурге «Второй дом Советов» заметно выделяется и благодаря включению разнообразных декоративных элементов, присущих неоклассике и арт-деко. Отделка фасада рустом из грубо сколотого гранита, тяжеловесные опоры из чёрного лабродорита, поставленные в центрах лоджий, придают ему брутальность.Повышение высоты различных частей  фасада четырёхэтажного дома, балконы, трёхгранные и полукруглые эркеры наполняют его образ динамизмом.

Но отличия не ограничиваются только этими, заметными всем и каждому, деталями. Второй дом Советов был другим по своей сути и назначению. Это в других творениях конструктивистов комфорт отходил на второй план, поскольку их дома были ориентированы на создание нового образа жизни– здесь всё иначе. Ведь проектировался и строилсяВторой дом Советов для новой элиты – самых преданных, полезных нужных. Достаточно сказать, что именно здесь со времени сдачи дома и до второй половины 70-х жили первые секретари Обкома КПСС – от Ивана Кабакова до Бориса Ельцина. Этот дом был своего рода свердловским Домом на набережной. После сдачи дома в 1932 году, кроме первых лиц области, здесь поселились ответственные работники Уральского обкома ВКП(б) и Облисполкома, военноначальники, сотрудники ГПУ, писатели, учёные, артисты. Состав жильцов менялся. Так, сотрудники ГПУ ниже должности начальника отдела, которые получили жильё в первой очереди жилкомбината, переехали в Городок чекистов. Ветераны партии в 1934 году получили жильё в новом «Доме старых большевиков», построенном через дорогу,  на 8 Марта, 1. Активно менялся состав жильцов и в годы репрессий.Так как же была устроена жизнь во Втором доме Советов?

Прежде всего, стоит сказать, что второй дом Советов состоял в основном из трёх-пятикомнатных квартир, что для города, остро ощущающего нехватку жилья, было редкостью. Справедливости ради, необходимо отметить – больше половины этих квартир были коммунальными, и на одну семью, как правило, приходилась одна комната. Но даже это для многих было мечтой. Тем более, что в каждой квартире были просторные комнаты с большими окнами, балконами или эркерами. К услугам жильцов было центральное отопление, горячая и холодная вода, ванные комнаты и туалеты, облицованные кафелем. Кафель был и на кухнях, а вот для приготовления еды предназначались печи, их топили углём, который выдавали раз в неделю по талонам. За состоянием дымоходов следил трубочист. Печи просуществовали достаточно долго – до 50-х годов.

Счастливые обладатели ордеров (именно по ним заселяли в этот дом) получали полностью обставленное жильё. Здесь были книжный шкаф, буфет и диван-отоманка, венские и кабинетные стулья, раскладные круглый и квадратный столы, на полу – ковры с толстым ворсом, а на окнах– занавески. Всё это вносилось в акт приёмки-передачи квартиры и раз в год подлежало инвентаризации. За пользование мебелью необходимо было вносить ежегодную арендную плату. Кроме того, к ордерам прилагался договор найма, в котором прописывались правила проживания.  «Жильцам предписывалось вращать выключатели и переключатели только по направлении часовой стрелки, не вешать на них никаких вещей, небросать в унитаз кости, коробки и другие предметы во избежание прекращения действия уборной, не загрязнять раковины спичками и окурками, не ударять по трубам тяжёлыми предметами и не становиться на них ногами». В коммунальных квартирах существовал ещё и график дежурств. Дежурный должен был убирать места общего пользования и выносить мусор.

Источник фото

На каждом этаже располагалось по две квартиры с высокими деревянными дверями. Площадки были выложены метлахской плиткой. В распоряжении жильцов была и ещё одна редкость – лифт. В одиннадцатиэтажномвосьмом подъезде их было даже два. Техническая особенность лифтов того времени не позволяла использовать их без лифтёра. Его рабочий день начинался в 7 утра и заканчивался в 8 вечера, поэтому все, кто возвращался поздно, поднимались наверх пешком.Всего в доме было восемь подъездов, в  каждом –двустворчатые двери, обитые снизу медными пластинками с клёпками и большими ручками.

Дворы – а их во Втором доме Советов два – были окружены кованной оградой.

Об устройстве дворов стоит сказать подробней. В том, что расположен со стороны улицы 8 Марта, «парадном», как называли его жильцы, росли клёны, яблони, сирень и были разбиты клумбы. Для детей устроена детская площадка. Но главным его украшением несомненно служил фонтан, в котором в жаркие дни любили плескаться малыши. Вокруг в тени деревьев стояли скамейки. Двор  со стороны улицы Володарского называли «чёрным». Он был полностью заасфальтирован, здесь размещались хозяйственные постройки. Оба дворовых пространства соединялись между собой. Это было обжитое пространство, которое воспринималось как неотъемлемая часть дома. Не смотря на наличие дворника, жильцы занимались уборкой территории на субботниках. И чёрный, и парадный дворы круглый год были местом шумных детских игр.  Впрочем, одними играми их времяпрепровождение на улице не ограничивалось.  С 1935 года  в парадном дворе  в честь красных дней календаря регулярно проводились торжественные линейки для октябрят, пионеров и комсомольцев.

Посторонним попасть во двор было непросто – в закрытых дворах дежурили милиционеры. Ещё сложнее было пройти в так называемые режимные подъезды, которых в восьмиподъездном доме была половина. Особенно выделялись два подъезда – третий и пятый, где  проживали первые лица Уральской области и города Свердловска. Каждый гость должен был предъявить документы, дежурившему на входе в подъезд милиционеру и сообщить, куда направляется. Лишь после того, как дежурный по телефону получал подтверждение от хозяина квартиры, можно было пройти к лифту. Данные каждого посетителя заносились в специальный  журнал. Такая система, с одной стороны, обеспечивала безопасность жильцов, а с другой – позволяла отслеживать их контакты.

Быт в режимных подъездах был устроен иначе – коммунальных квартир здесь было мало, большую часть составляли отдельные, в которых насчитывалось от трёх до шести комнат. Одну из комнат занимала прислуга. Домработницы прикреплялись к квартире, при этом ведение хозяйства было лишь частью их обязанностей. Поскольку они состояли в штате НКВД, то должны были при необходимости осведомлять  компетентные органы о подробностях жизни своих хозяев и поведении их гостей.

Кроме элиты, во Втором доме Советов проживал и те, кто организовывал быт жильцов: дворники, уборщицы, лифтёры, два кочегара, полотёр и трубочисты. Их жильё было намного проще, например, ванные комнаты в нём не предполагались. Обслуживающий персонал пользовался душевой и прачечной (достаточно комфортными), которые были устроены в цокольном этаже второго подъезда. При необходимости туда ходили и жильцы остальных квартир.

Второй дом Советов проектировался как жилой комплекс, и, помимо квартир, в нём располагались кинопросмотровая комната, тир, бильярдная и парикмахерская, где работали два мастера – мужской и женский. Располагалась  в этом доме и столовая, вход в неё был строго по пропускам. Здесь можно было очень дёшево пообедать или взять обед домой. Судя по воспоминаниям жильцов,  комплексными обедами, полагавшимися на троих человек, можно было при необходимости накормить 20 человек гостей. Столовая и парикмахерская проработали во Втором доме Советов до 1939 года. А в 1933 году в цокольном этаже третьего подъезда появилась общественная библиотека. Идея её создания принадлежала Ивану Кабакову, а роль библиотекаря взяла на себя его свояченница Татьяна Кудринская, которая также выполняла функции домашнего секретаря и помощницы по хозяйству. Спустя годы, в 1950-м,  именно в этом доме по адресу Володарского, 6 открылась Центральная городская библиотека им. А.И. Герцена.

Кованная решётка и высокий статус не защитил от происходящего в стране ни Дом, ни его жильцов. В годы репрессий к его воротам очень часто подъезжали воронки, чтобы увезти вчерашних небожителей. В войну вместо цветов во дворе выращивали картошку. Со временем поменялся и быт, и само устройство жизни тех, кто поселился во Втором доме Советов, но это уже другая история.

О жизни  во Втором доме Советов в минувшие годы читайте в автобиографических повестях Льва Сорокина «Маменькин сынок» и «Школьные годы». Известный уральский поэт жил в этом доме с 1930 по 1960 годы, о чём свидетельствует мемориальная доска.

О том, как живётся в этом известном доме сейчас, рассказал журналисту The Village рассказал дизайнер, декоратор Андрей Шихов.

Кем же были жильцы этого дома?

Основной блок Лома чекиста, состоящий тогда из 5 подъездов был сдан в эксплуатацию весной 1929 года. А 8й 11-этажный подъезд и примыкающие к нему 1й и 2й были сданы в конце 1932 года. Сотрудники ГПУ ниже должности начальника отдела переселялись в Городок чекистов и на улицу Первомайскую, 43 (дом стройотдела ГПУ). В 1934 году ветераны партии – «старые большевики» - переехали в «Дом старых большевиков» - улица 8 Марта, 1. После этого перестала функционировать гостиница для сотрудников ГПУ, находящаяся в 11-этажном корпусе дома.

В 1932 г «Жилкомбинат НКВД» («Дом Чекиста») был принят на баланс Свердловского облисполкома с новым названием «Второй дом Советов». К этому времени была сдана первая очередь Городска чекистов и квартиры в новом доме стали распределять среди ответственных работников Уральского обкома ВКП(б) и Облисполкома по специальным спискам. Отбирали самых преданных, полезных, нужных: партийцев, чекистов, военноначальников, писателей, учёных, артистов и старых большевиков. Дом собрал целое созвездие партийной, военной, культурной и научной элиты Урала и Свердловской области. Дом-гигант стал воплощением мечты о коммунистическом быте.

Сервис: столовая, кинопросмотровая комната, тир, бильярдная, парикмахерская, прачечная. Вход в столовую был сторого по специальным пропускам. В столовой можно было пообедать или взять обед домой – она работала и на отпуск комплексных обедов в судках и пакетах. Судя по воспоминаниям жильцов,  обедами, полагавшммися на троих человек, можно было накормить 20 человек гостей. Там же делали торты. Проработала столовая до 1939 года, как и парикмахерская, в которой работало 2 мастера – мужской и женский.

Обслуживающий персонал: дворники, уборщицы, лифтёры, два кочегара, полотёр и трубочисты жили в этом же доме. Их квартиры не имели ванных комнат. Для них, а также для жильцов однокомнатных квартир в цокольном этаже второго подъезда, вход в который был со стороны двора на улице Володарского, устроили душевую и прачечную.

После воны особенности быта поменялись люди старались держаться вместе и поддерживать друга, чего до войны особо не отмечалось. Праздники отмечали всей квартирой.

Довольно часто жильцы Дома переезжали из квартиры в квартиру, в зависимости от того, как изменялся номенклатурный статус ответственных квартиросъёмщиков. В годы репрессий квартиры меняли хозяев очень часто.

Квартиры в режимных подъездах.

Квартиры в «Башне» также, по большей части, были коммунальные, но встречались и отдельные. В этом подъезде жили высокие чины от литературы, деятели науки и искусства, а также ответственные партийные функционеры среднего звена. В основном же – П-образном корпуса дома проживали крупные деятели ВКП(б) сначала Уральской, а с 1934 года уже и Свердловской области и города Свердловска, руководители предприятий, высокие военные чины и знаменитые уральские артисты. И, конечно, в каждом подъезде обязательно жили семьи работников УНКВД.

Антонов Иван Павлович 1887 –

Родился в Выборге в семье предпринимателя, в 18896 – 1906 году учился в Выборгском реальном училище, в 1908 году поступил на архитектурное отделение Академии художеств в Санкт-Петербурге. В 1917 году защитил дипломный проект на тему «Военно-исторический музей», получил золотую медаль и был примирован поездкой в Италию. В 1919-1926 годы был вынужден работать училителем рисования в Финляндии учителем рисования и черчения в Выборгской русской совместной школе. В 1926 году приезжадет в Свердловск по предложению бывшего сокурсника В. Д. Соколова. Будучи наполовину иностранцем, работал в «Уралпроектбюро», филиале Ленинградского «Гипромеза», где лично или в сотрудничестве с архитектором Вениамином Дмитриевичем Соколовым, спроектировал и построил более 20 крупных объектов – общественных, жилых, промышленных зданий – в Свердловске и других городах Уральсского региона. В 1933 году был вынужден спешно покинуть  РСФСР из-за угрозы ареста. В Финляндии сменил своё русское имя на финское Юхани, Работал в архитектурном бюро Ялмари Ланкиена до начала 1964 года. Говорил, что самое лучшее, что он создал как архитектор находится в Свердловске. Уральские здания и сооружения Антоновна отличались принципиально новым конструктивистским обликом, многие из них впоследствии были объявлены памятниками истории и культуры России эпохи конструктивизма 1920 – 1930-х годов.

Соколов Вениамин Дмитриевич Соколов 1889 –

Родился в Санкт-Петербурге в семье врача.

В начале 1933 года, поручил мне сформировать его домашнюю библиотеку, так ка у меня было профильное образование и опыт работы… Достаточно быстро в его служебной квартире сформировалась домашняя библиотека….Книги эти часто брали почитать и его коллеги по работе, тоже, в большинстве своём, жильцы нашего Дома.

В июне  1933 года цокольном этаже третьего подъезда для жильцов Второго дома Советов и Дома старых большевиков открылась общественная библиотека. Иван Дмитриевич Кабаков бывший в то время первым секретарём Уральского обкома ВКП(б)Работала библиотека три дня в неделю: вторник, четверг и субботу, по два часа в день – утром с 10 до 11 часов и вечером с 20 до 21 часа.

Текст написан по материалам книги Сергея Погодина «История, тайна и легенды «Дома чекиста», Екатеринбург: «Банк культурной информации», 2016.

Спрашивайте книгу в наших библиотеках: Центральная городская библиотека им. А. И. Герцена (Чапаева, 5), библиотека № 17 (пр. Ленина, 70).

01 Февраля 2021
el@ekmob.ru
629779318
el@ekmob.ru
Виртуальная справка Viber +79920056022 Telegram +79920056022 WhatsApp +79920056022
ok inst youtube vk

Управление культуры Администрации г.Екатеринбурга

Портал гос. услуг РФ