#Нескучный карантин

#Нескучный карантин

Как известно, в книгах можно найти массу самых необходимых сведений. Например, о том, чем занять детей, вынужденных сидеть взаперти. Мы подобрали для вас 5 игр и развлечений из детских (и не только) книг, в которые дети могут играть друг с другом или вместе с родителями, что гораздо интересней.

Льюис Кэрролл «Алиса в Зазеркалье»

Мою любовь зовут на А

Для кого: для будущих лингвистов

Количество играющих: можно в одиночку, но компанией интересней

— А-а! — сказал Король. — Это Англосаксонский Гонец со своими англосаксонскими позами. Он всегда так, когда думает о чем-нибудь веселом. А зовут его Зай Атс.

     — «Мою любовь зовут на З», — быстро начала Алиса. — Я его люблю, потому что он Задумчивый. Я его боюсь, потому что он Задира. Я его кормлю… Запеканками и Занозами. А живет он…

     — Здесь, — сказал Король, и не помышляя об игре: пока Алиса искала город на З, он в простоте душевной закончил ее фразу.

Кристине Нёстлингер «Небывалая игра»

Дуйбол

Для кого: для настоящих спортсменов

Количество играющих: не менее двух

На столе, на льняной скатерти, лежали четыре маленьких шарика из ваты. Вот оно что! Дети поддували шарики, и побеждал тот, чей шарик первым достигал противоположного края стола….

— Как ваша игра называется? — спросили они ребят.

— Ватное поло! Ватенбол! — сострил Ханси.

— Или дуй-дуй-ка! — подхихикнул Титус.

«Дуйбол!» — вскричал господин Низбергер, и господин Харчмайер также вскричал: «Дуйбол!» И так высоко подпрыгнул, что задел люстру, и она закачалась туда-сюда.

Хулио Картасар «Конец игры»

Картины и Статуи

Для кого: для будущих актёров и актрис

Количество играющих: не менее трёх

У нас было две игры одна называлась «Статуи», другая – «Картины». Для второй игры главное не наряд, не украшения, а выражение лица, верный жест. Вот Зависть, к примеру, – это оскаленные зубы и стиснутые руки, да так, чтобы пальцы пожелтели от напряжения.  Милосердие?  Пожалуйста, – ангельское личико с возведенными к небу глазами, а в протянутых руках что угодно: лоскуток, веточка ивы, мяч, словом, дар воображаемому сиротке. Проще простого было изобразить Стыд или Страх. Зато вот Злость или, скажем, Ревность давались  нам  с  трудом. Украшения шли в ход,  когда играли в статуи, где было больше простора для творческой фантазии. Мы подолгу обдумывали каждую мелочь,  чтоб  получилось что-нибудь  интересное.  По нашим правилам, сама статуя не могла выбрать для себя даже ленточки. Только двое обсуждали, что  нацепить  на  нее,  и  уж  в зависимости  от  наряда она решала, что ей изображать. В этой игре были свои сложности, ведь случалось, что мы нарочно, назло обряжали свою  жертву  так, чтоб  у  нее  ничего не вышло. В таких случаях статую спасало чутье и особая находчивость, чаще  дело  кончалось  полным  провалом.  Когда  мы  играли  в картины, все шло гладко, и главное – без ссор и обиды.

 Владислав Крапивин «Ковёр-самолёт»

Солдатики

Для кого: для больших и маленьких мужчин

Количество играющих: не менее двух

Солдатики – это была наша любимая игра. Мы ее затеяли в то лето, когда подружились. А через два года у нас в больших коробках из-под обуви накопились громадные армии – тысячи три пехотинцев, конников, артиллеристов и разведчиков. Храбрые солдаты ростом с мизинец. Мы рисовали их на картоне и вырезали маникюрными ножницами.

Вернее, рисовал Виталька. Он уже тогда был почти настоящий художник. И главное, он придумывал здорово! Столько разноцветных мундиров, шлемов с перьями, барабанов, знамен…

Зато я изготовил всю артиллерию для обеих армий. Тетя Валя отдавала нам катушки от ниток, и они сразу превращались в орудийные стволы и колеса. Стреляли пушки горохом, сухой рябиной и стеклянными шариками от бус, которые тоже отдала тетя Валя. Бусинки считались тяжелыми, особо опасными снарядами.

Когда за окном моросил дождик и улица не манила, мы устраивали на полу поле сражения. Развертывали широким фронтом конный строй драгунских и гусарских полков, рассаживали по укромным уголкам разведчиков-наблюдателей, строили в каре разноцветных пехотинцев и егерей. Ставили батареи. У каждой пушки укладывали в пирамиду ядра, натягивали на стволы боевые резинки…

Артиллерия безжалостно косила картонные войска, и приходилось для защиты возводить брустверы, ставить редуты и бастионы.

Луиза Мейл Олкотт «Маленькие женщины»

Еженедельная газета

Для кого: для будущих журналистов и их дружных семей

Количество играющих: чем больше, тем лучше

Все девочки восхищались Диккенсом и назвали себя Пиквикским клубом. Целый год, лишь с небольшими перерывами, они поддерживали его существование и каждым субботним вечером собирались в большом помещении на чердаке. Церемонии по сему случаю состояли в следующем. Три стула ставились в ряд перед столом, который украшали лампа, четыре эмблемы из белой бумаги, с изображенными на них цветными карандашами большими буквами «П. к.», и яркая и содержательная еженедельная газета «Пиквикский листок», сотрудниками которой являлись все сестры, а редактором была Джо, отличавшаяся особой любовью к перу и чернилам. В семь часов все четверо поднимались в комнату клуба, привязывали свои эмблемы лентами на головы и с большой торжественностью занимали места за столом. Мег, как самая старшая, была Сэмюэлом Пиквиком; Джо, обладавшая литературными склонностями, – Огастесом Снодграссом; Бесс, так как была пухлой и румяной, – Треси Тапменом, а Эми, вечно пытавшаяся делать то, чего не умела, – Натэниелом Уинклем. Пиквик, президент клуба, читал вслух газету, которая была заполнена рассказами и стихами их собственного сочинения, домашними новостями, объявлениями и рекомендациями, в которых они добродушно подшучивали над ошибками и недостатками друг друга.

 

Продолжение следует…

06 Апреля 2020
el@ekmob.ru
629779318
el@ekmob.ru
Виртуальная справка Viber +79920056022 Telegram +79920056022 WhatsApp +79920056022